Флэш игры и фотоприколы, Истории и веселые рассказы, Анекдоты и афоризмы - Форум на Анафоре
 
 





Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V < 1 2  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Несмешные истории, Несмешные, но просто хорошие истории...
Рейтинг  5
Femme Fatale
сообщение 13.11.2008, 18:26
Сообщение #21


Гуру
******

Группа: Патриарх
Сообщений: 889
Регистрация: 5.10.2008
Пользователь №: 11 206



Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ

Холодно... Очень холодно... А может, это только кажется, после мягкого октября?
Голые деревья - закоченевшие, обманутые белым Солнцем. Их кровь вмиг застыла и превратилась в стекло. Ну кто после такого обмана сможет вновь ожить? Их предали, и теперь с каждой весной Солнце будет развёртывать их листья только для себя. Лишь сосны сияли и звенели иглами-саблями. Они знали заранее о холодах и уже давно были готовы отстоять своё право жить.

Яркое голубое небо - высокое и непостижимое, одинаковое и обманчивое, кружило голову и отнимало память... Она смотрела вверх, на далёкие кроны высоких сосен, а её ладони лежали в тёплых карманах его пальто. «Тот самый ветер» стряхнул с далёких зелёных иголок снежную пыль. Она медленно падала вниз и ложилась на длинные ресницы.
Он стоял рядом и не верил, что такое возможно в его жизни. Время останавливалось. Он чувствовал, как оно замедляло свой бег. Вот оно уже полностью исчезло, как понятие и как физическая величина.
Времени больше не было... и прошлого больше не было... и будущее стало безразлично... Тишина, и только её глаза, устремлённые вверх... только её дыхание... только тепло, которое исходило от её припухших губ...
А голова кружилась... и снежинки не таяли у неё на ресницах... время было неподвижно, только её губы были всё ближе, и горячей становилось на сердце...
Сон... Это был лишь сон. Этого и не могло случиться здесь... на этой промёрзшей Земле под холодным Солнцем. Это было из другой жизни, но из какой?
Эрис подошёл к тёмному окну, за которым бушевала метель. Да, это был сон, подумал он. Это был сон, это был сон, - кричали разноцветные маски. Их лица искажались от этой боли или от той разности во времени, которая разделила два сердца. А они бешено бились, словно пытаясь сказать: нет, это, неправда, мы по-прежнему вместе!
Шаман был уверен, что всё это было, и он может в любой момент повторить всё это. Он действительно мог повторить эти мгновения и даже остаться там навсегда, чтобы смотреть в её глаза - но только во сне.
В доме было тепло. Шаман сел и долго смотрел на переливы огненных углей. Лёгкое пламя скользило по ним... Всё это так далеко, думал он. В какой своей жизни я видел всё это? И где теперь она? Шаман подбежал к двери, распахнул её и крикнул в снежную ночь: «Где тыыыыыыыыыыы?!» Ночь и метель поглотили его голос. Он был сильным, но мир был намного сильнее, и от этого в его душе поднималась ярость. Он выбежал в это белое поле и волком понёсся к далёкому лесу, чтобы охладить закипающую кровь. Он бежал по крепкому насту, глаза горели зелёным огнём, дыхание вырывалось и тут же застывало в звенящем морозном воздухе. Вот он, лес. Вот они, сосны. Облака расступились, и на мгновение вышла белая луна.
- Ээээээуууууууууууууу!
Крик прокатился над лесом.
- Ещё одна жизнь без любви, - прошептал шаман и прислонился спиной к смолистому стволу...

Я жму на педали своего велосипеда и вновь мчусь навстречу осени. Осени - моему самому беспокойному времени года. Именно осенью в моё сердце внедряется это странное чувство. Осень бежит мне навстречу. Она слышит мой голос и с радостью готова заменить своей свежестью то, к чему стремится моя душа.
Приближение осени ощущается как тревога и беспокойство, но вместе с тем я чувствую приближение вдохновения. Значит, дух любви где-то рядом. Он уже выбрал меня своей жертвой.
По пути в моей памяти всплыла из глубины воплощений странная история. Возможно, это действительно происходило много лет назад. Откуда появляются подобные истории? А с другой стороны, - это такая же реальность, как и та, которая окружает нас сейчас.
Было утро. Вода в реке медленно несла на себе зелёные травинки. Я подошёл к самому берегу и увидел, как на другом берегу дымились костры. Вот одна женщина вышла из своего жилища. Она стояла ко мне спиной, лицом к солнцу. В её светлых волосах я различил несколько чёрно-белых перьев. Она подняла руки и скинула с себя одежду, обнажив красивые сильные плечи. Вот она, женщина. Вот она, тайна, которую никто не в состоянии разгадать. Я вошёл в воду. Она была холодная и совсем чёрная. Вот она, вода. Её тоже невозможно понять, так же как и моё отражение в ней. Я вижу глазами, но не сердцем. Мир плоский, словно замёрзшее лесное озеро. Единственный выход - это разбить лёд и постигнуть ещё одно измерение. Я вижу, как озорные духи веселятся на том берегу. Они носятся свежим ветерком друг за другом и шевелят чёрно-белые перья в волосах солнечной женщины.
Я всю жизнь готов смотреть на это чудо, на свою женщину. В это время я чувствую себя Богом. В эти минуты я по-настоящему счастлив. Смотреть на духов, играющих с моей любимой, можно бесконечно долго.
- Эйса! — крикнул я, и эхо понеслось на дальний берег реки.
Женщина оглянулась. Она была обёрнута солнечным светом, она была Солнцем! Но когда я увидел её глаза, мир вновь покрылся прозрачным льдом, а чувства застлало серое колючее облако памяти и тревоги. Я боялся вновь на сотни и тысячи лет потерять её след, а может, и это не она?
- Эйса, я вижу твои глаза, в них лёд лесного озера. Почему? Почему, Эйса, любовь не приносит радости?
Эйса смотрела на меня, и лёд в её глазах таял.
- Я люблю тебя, Эрис, а страх - это страх разлуки на долгие лета, вёсны и зимы.
Я ни на миг не сомневался в её словах, так же как не сомневался в том, что и в её груди живёт жестокая болезнь по имени любовь.
- Эйса, кто постоянно разлучает людей? Кто этот злой дух, что из века в век так жестоко шутит?
- Это дух Любви, мой милый шаман.
- Как всё оказывается просто, Эйса!
- Нет, Эрис, это очень сложно...
Тем временем зима окутала своим холодом память о лете, и все совершенно забыли, что когда-нибудь вновь наступит тепло. Весна добавила беспокойства и обострила прожитое, а лето лишь нагрело тело. Осень. Наконец-таки, ты вновь пришла. Осень высушила моря сомнений в моей душе и отобрала последнюю надежду встретить Её в этой жизни.
Ещё одна жизнь без любви...
Я подхожу к телефонной будке на окраине большого парка, снимаю чёрную телефонную трубку и стараюсь услышать хоть одно слово... но ты всё говоришь и говоришь, а самого главного я не слышу. Значит, и в этой жизни тебя нет.

Холодно... Очень холодно... А может, это только кажется, после мягкого октября?
Голые деревья - закоченевшие, обманутые белым Солнцем. Их кровь вмиг застыла и превратилась в стекло. Ну кто после такого обмана сможет вновь ожить? Их предали, и теперь с каждой весной Солнце будет развёртывать их листья только для себя. Лишь сосны сияли и звенели иглами-саблями. Они знали заранее о холодах и уже давно были готовы отстоять своё право жить.
Яркое голубое небо - высокое и непостижимое, одинаковое и обманчивое, кружило голову и отнимало память...
Она смотрела вверх, на далёкие кроны высоких сосен, а её ладони лежали в тёплых карманах его пальто. «Тот самый ветер» стряхнул с далёких зелёных иголок снежную пыль. Она медленно падала вниз и ложилась на длинные ресницы.
Он стоял рядом и не верил, что такое возможно в его жизни. Время останавливалось. Он чувствовал, как оно замедляло свой бег. Вот оно уже полностью исчезло, как понятие и как физическая величина.
Времени больше не было... и прошлого больше не было... и будущее стало безразлично... Тишина, и только её глаза, устремлённые вверх... только её дыхание... только тепло, которое исходило от её припухших губ...
А голова кружилась... и снежинки не таяли у неё на ресницах... время было неподвижно, только её губы были всё ближе, и горячей становилось на сердце...
- Я люблю тебя, Эйса...
- Я люблю тебя, Эрис...
Шептали духи и кружились в огненном танце вокруг застывших деревьев. А что же шаман? Он был среди них. Он радовался этой гармонии, своему новому творению, о котором он так долго мечтал. Он мечтал снять все запреты и все предрассудки, чтобы освободить души, а человеческие сердца сделать счастливыми и способными встречать свою любовь в каждой из своих бесконечных жизней.
- Я люблю тебя, Эйса...
- Я люблю тебя, Эрис...

Это давно уже было сном. Шаман спал на опушке застывшего леса. Он нашёл свою любовь и ценою своей жизни решил никогда не упускать её. Зачем, кому нужна жизнь без любви? Холод окутал красные стволы сосен, белый иней серебрил его волосы, а круглая Луна смеялась! Эрис смотрел на свою любовь и был счастлив.

Андрей Шумин
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Femme Fatale
сообщение 12.11.2008, 20:26
Сообщение #22


Гуру
******

Группа: Патриарх
Сообщений: 889
Регистрация: 5.10.2008
Пользователь №: 11 206



Цитата(lexa7575 @ 11.11.2008, 5:10) *

наревелась от души!!! спасибо...

И тебе спасибо!
Вот еще рассказ:

Мама

Семья заканчивала обедать. Супруг ушел на работу. Старший сын, подросток уселся смотреть телевизор. Младший сын, детсадовец, все еще доедал свою кашу.
- Сынок - сказала женщина старшему сыну – ты бы отнес поесть своей собаке.
- Потом, мама – отвечал сын, досматривая фильм.
- Ну, как тебе не стыдно – продолжала она – А собака не скажет тебе «потом», когда тебе захочется с ней играться.
- Ну, отнеси сама – сына нельзя было оторвать от телевизора.
- Но он ведь твой друг – настаивала женщина – И потом, я не люблю собак…
- А зачем тогда так заботишься о нем?
- Потому, что он твой друг! Ты сам так говорил.
Сын убежал во двор кормить собаку. Женщина смотрела в окно и любовалась своим дитем. - О, Аллах, спаси и сохрани – шептала она. Младший сын, стоя возле мамы, слушал непонятные слова.
Прошли годы. Старший сын вырос и ушел служить в армию. Подрастал младший сын.
- Мама, давай я собаке кушать отнесу – сказал младший.
- Нет, сынок, смотри кино, я сама отнесу – ответила мать.
- Но ведь ты не любишь собак? Ты ведь рассказывала, что в детстве тебя укусила собака.
- А теперь я их люблю, сынок – улыбнулась женщина.
Налив полную миску, женщина вышла во двор. Тут закончился фильм, и младший сын, выскочив во двор, услышал, как мать разговаривает с кем-то во дворе. Осторожно заглянув за угол дома, он увидел, как его мать гладит собаку по голове.
- Думай о моем сыне – говорила мама собаке – проси Аллаха, чтоб оберегал его!
Собака, старый добрый наш Алыпсок, доверчиво вилял хвостом...
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лёшка
сообщение 11.11.2008, 5:10
Сообщение #23


Модератор
*******

Группа: Патриарх
Сообщений: 12 345
Регистрация: 20.8.2008
Из: Turkey
Пользователь №: 10 775



наревелась от души!!! спасибо...
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Femme Fatale
сообщение 5.11.2008, 17:04
Сообщение #24


Гуру
******

Группа: Патриарх
Сообщений: 889
Регистрация: 5.10.2008
Пользователь №: 11 206



Монетки

Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.
Слегка щурясь на солнце, закурил.
Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать.
После рождения моего сына, я стал совсем по-другому, относится к детям.
Рассматриваю малыша.
Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.
Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.
- Дядя подними ноги, пожалуйста,- глядя на меня сказал пацан.
Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.
- И тут нету, - пацан вздохнул.
- Жвачку будешь?- спросил я, глядя на этого маленького мужичка.
- А у тебя какая, я люблю фруктовые,- ответил он.
- У меня мятная, - я достал жвачку и на ладони протянул ему.
Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.
Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.
Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.
- Хорошо сегодня, тепло,- сказал я
- Снега нет, это очень хорошо,- задумчиво сказал он.
- А чем тебе снег мешал?

- Вот ты даёшь, под снегом же ни чего не видно, - заметил мальчуган.
Малыш засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:
- Пойду я, скоро темнеть уже начнёт, а я почти ничего не нашёл, спасибо за жвачку, - он развернулся и, глядя в землю, пошёл по алее.
Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное, какое - то взрослое уважение, к рассудительному пацану.
- А что ищешь ты? - спросил я.
Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:
- Никому не скажешь?
- Хм, нет никому, а что это тайна? - я удивленно поднял брови.
- Это мой секрет,- сказал пацан.
- Ладно, уговорил, честное слово не скажу, - улыбнувшись, сказал я.
- Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашёл.
- Монетки? - переспросил я.
- Да, монетки.
- И что прошлым летом, ты их тоже тут искал?
- Да искал, - лицо малыша стало очень серьёзным.
- А сегодня много нашёл? - ради любопытства спросил я.
- Щас, сказал он, и полез в карман брюк.
Маленькая рука достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.
- Сорок восемь копеек,- сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.
- Ого, так ты богач, - ещё больше улыбаясь, сказал я.
- Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.
Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?
- На конфеты собираешь?
Малыш, насупившись, молчал.
- А, наверное, на пистолет? - переспросил я.
Малыш ещё больше насупился, и продолжал молчать.
Я понял, что своим вопросом я перешёл какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.
- Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут? - сказал я и закурил.
Малыш, как-то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:
- Буду, я тут каждый день, если, конечно, дождь не пойдет.
Вот так и началось моё знакомство, а впоследствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на аллею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.
Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:
- Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может, возьмёшь их в свою коллекцию?
Малыш надолго задумался, и сказал:
- Неа, так просто нельзя, мне мама говорила, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?
Я пересчитал на ладони медяки.
- Ровно 45 копеек, - с улыбкой сказал я.
- Я щас, - и малый скрылся в ближайших кустах.
Через пару минут он вернулся.
- На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.
На детской ладошке, лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зелёного стекла от бутылки.
Так мы совершили нашу первую сделку.
Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде, крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушёл сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.
Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.
И на следующий день отказался.
Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял, он продал мне все своё нехитрое богатство, и ему нечего, было дам мне взамен за мои монеты.
Я пошёл на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по нескольку монет. Мальчуган приходил на аллею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьёзным видом пересчитывал их.
Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днём, меня всё больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?
Ответа на этот вопрос у меня не было.
Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.
И ещё, я заметил, что он очень редко улыбался.

Ровно неделю назад, малыш не пришёл на аллею, не пришёл и на следующий день, и всю неделю не приходил. Никогда не думал, что буду так переживать и ждать его.

Вчера я пришёл на ту самую аллею в надежде увидеть Илюшу.
Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.
- Здоров, Илюша, - сказал я, улыбаясь во все зубы, - ты чего это не приходил, дождя не было, поди, монеток под лавочками лежит видимо невидимо, а ты филонишь.
- Я не успел, мне монетки больше не нужны, - очень тихо сказал он.
Я присел на лавочку возле него.
- Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит, не нужны, ты это брось, давай выкладывай что там у тебя, я вот тебе принёс, - и протянул ему ладонь с монетками.
Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:
- Мне не нужны больше монетки.
Я никогда не мог подумать, что ребёнок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадёжностью в голосе.
- Илюша, да что случилось? - спросил я, и обнял его за плечи, - зачем тебе вообще нужны были эти монетки?
- Для папки, я собирал монетки для папки, - из глаз малыша потекли слёзы, детские слёзы.
Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.
- А зачем они папке? - мой голос предательски сорвался.
Малыш сидел с опущенной головой, и я видел как на коленки падали слёзы.
- Тетя Вера говорит, что наш папка много пьёт водки, а мама сказала, что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел, - слёзы потекли по его щекам ручьём.
Я обнял его и прижал к себе.
Илья заревел в голос.
Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал, что сказать.
- Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел,- малыш рыдал.
Такого шока я не испытывал ещё никогда в жизни, у самого слёзы потекли из глаз.
Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:
- Спасибо тебе за монетки, ты мой друг, - развернулся и, вытирая на бегу слёзы, побежал по аллее.
Я смотрел ему вслед, плакал и смотрел вслед этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание, в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь никогда.
Больше я его на аллее не видел. Каждый день в течение месяца я приходил на наше место, но его не было.
Сейчас я прихожу намного реже, но больше, ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.
До сих пор я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Femme Fatale
сообщение 31.10.2008, 16:26
Сообщение #25


Гуру
******

Группа: Патриарх
Сообщений: 889
Регистрация: 5.10.2008
Пользователь №: 11 206



Письмо маме.

Он достал из лотка принтера чистый лист бумаги и положил перед собой. Взял ручку, покрутил ее, положил на место, закурил.
- Ну и что писать? «Превед, мамо, кагдила?». М-да.
Прищурив один глаз от дыма, он начал писать сверху:
Здравствуй, мама!
Стряхнул пепел, задумался.
- Ч-черт, ну зачем ей понадобилось, чтоб я письма писал? Я уж не помню, как это делается. Что там дальше обычно в письмах пишут? А, про погоду.
На бумаге появилось:
У нас сейчас дождливо. На улице противно.
- Вот, надо написать, что у меня постоянно ноги мокрые - пусть ей будет о чем побеспокоиться.
Везде огромные лужи, у меня постоянно сырые ноги.
Наклонив голову, он рассмотрел написанное.
- Ужасный почерк. Вообще говоря, нет почерка. Когда я последний раз писал от руки? А, заявление о разводе. Полтора года. Ладно, продолжим...
А как погода у вас?
- Кстати, действительно, как там погода? - Он придвинул клавиатуру, набрал адрес метеосайта.
- Так. Минус тридцать три - тридцать пять, метель. Отец, уже, наверное, собак со двора домой забрал.
Наверное, холодно?
- Три строчки есть. Что дальше? Как меня выгнали с работы? Как я пил три месяца после развода? Наркотики? Триппер? Групповой секс? @ля, о чем написать маме?!
У меня все хорошо.
Он снова закурил, выпустив дым прямо в морду лежащей на мониторе кошке. Кошка привычно сощурилась и прикрылась лапой.
- Господи, ну зачем ей мои письма? Она из армии их мало получала? Армия... Перловка дрянь, конечно, но зато воля была. Пацаны опять же... Сыч, Белов, Коньков ... Когда мы последний раз виделись? Белов, говорят, сейчас в Чечне.
Да... а я менеджер, мама.
Мама, помнишь, как ты меня драться учила? А я плакал и говорил, что мне это не нужно. Я говорил, что папа никогда не дерется, и я не хочу. А ты сказала, что папа настоящий мужчина, силу которого видно сразу и поэтому никто не рискует с ним драться. Я тогда пообещал себе, что обязательно стану настоящим мужчиной.
Кошка с интересом наблюдала, как ручка бегает по бумаге.
Мама, я не стал настоящим мужчиной. Мне иногда кажется, что я и человеком-то не стал. Я ушел из детства, но никуда не пришел. Мама, я пустой внутри. У меня есть женщины, но нет любви. У меня есть куча приятелей, но нет друзей. Я разучился разговаривать с людьми. Я понимаю, что неинтересен другим, и меня утешает только одно - вокруг меня такие же неинтересные люди. Они, как и я, неинтересны даже сами себе.
Сигаретный пепел упал на ковер.
Я не знаю, что мне делать в жизни, мама. Я просто живу - ем, пью, сплю. Ненавижу свою работу и равнодушно отношусь к женщинам. Не знаю, что со мной будет через десять лет. Впрочем, я знаю - со мной ничего особенного не будет, и это вселяет в меня ужас. Мама, мне нужно чудо. Сам я его сотворить не в состоянии. Я разбазариваю свою жизнь, обменивая время на пустоту в душе.
Невидящими глазами он посмотрел за окно, где холодный дождь хлестал деревья.
Я не жалуюсь, мама. Мне просто хочется сказать, что я скучаю по тебе. И по папе. И по нашему дому. Кстати, я посмотрел прогноз - у вас скоро будет солнце. Мама, у вас будет солнце.

Целую, твой сын.

Он сложил письмо, вложил в конверт, надписал адрес. Оделся и вышел на улицу - опустить письмо в почтовый ящик. Вернувшись, он попил чаю и лег спать, впервые за долгое время не выпив на ночь водки.
Спал он спокойно.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Femme Fatale
сообщение 30.10.2008, 23:01
Сообщение #26


Гуру
******

Группа: Патриарх
Сообщений: 889
Регистрация: 5.10.2008
Пользователь №: 11 206



УРОДЛИВЫЙ

Каждый обитатель квартиры, в которой жил и я, знал, насколько Уродливый был уродлив.
Местный Кот.
Уродливый любил три вещи в этом мире: борьба, поедание отбросов и, скажем так, любовь.
Комбинация этих вещей плюс проживание без крыши оставила на теле Уродливого неизгладимые следы. Для начала, он имел только один глаз, а на месте другого зияло отверстие.
С той же самой стороны отсутствовало и ухо, а левая нога была когда-то сломана и срослась под каким-то невероятным углом, благодаря чему создавалось впечатление, что кот все время собирается повернуть за угол. Его хвост давно отсутствовал.
Остался только маленький огрызок, который постоянно дёргался..
Если бы не множество болячек и желтых струпьев, покрывающих голову и даже плечи Уродливого, его можно было бы назвать темно-серым полосатым котом.
У любого, хоть раз посмотревшего на него, возникала одна и та же реакция: до чего же УРОДЛИВЫЙ кот.
Всем детям было категорически запрещено касаться его. Взрослые бросали в него камни.
Поливали из шланга, когда он пытался войти в дом, или защемляли его лапу дверью, чтобы он не мог выйти. Уродливый всегда проявлял одну и ту же реакцию.
Если его поливали из шланга - он покорно мок, пока мучителям не надоедала эта забава.
Если в него бросали вещи - он терся о ноги, как бы прося прощения. Если он видел детей, он бежал к ним и терся головой о руки и громко мяукал, выпрашивая ласку.
Если кто-нибудь всё-таки брал его на руки, он тут же начинал сосать уголок рубашки или что-нибудь другое, до чего мог дотянуться.
Однажды Уродливый попытался подружиться с соседскими собаками. В ответ на это он был ужасно искусан. Из своего окна я услышал его крики и тут же бросился на помощь.
Когда я добежал до него, Уродливый был почти что мёртв. Он лежал, свернувшись в клубок.
Его спина, ноги, задняя часть тела совершенно потеряли свою первоначальную форму.
Грустная жизнь подходила к концу. След от слезы пересекал его лоб. Пока я нёс его домой, он хрипел и задыхался. Я нёс его домой и больше всего боялся повредить ему ещё больше.
А он тем временем пытался сосать мое ухо.
Я прижал его к себе. Он коснулся головой ладони моей руки, его золотой глаз повернулся в мою сторону, и я услышал мурлыкание. Даже испытывая такую страшную боль, кот просил об одном - о капельке привязанности! Возможно, о капельке сострадания.
И в тот момент я думал, что имею дело с самым любящим существом из всех, кого я встречал в жизни. Самым любящим и самым красивым. Никогда он даже не попробует укусить или оцарапать меня, или просто покинуть. Он только смотрел на меня, уверенный, что я сумею смягчить его боль.
Уродливый умер на моих руках прежде, чем я успел добраться до дома, и я долго сидел, держа его на коленях.
Впоследствии я много размышлял о том, как один несчастный калека смог изменить мои представления о том, что такое истинная чистота духа, верная и беспредельная любовь.
Так оно и было на самом деле. Уродливый сообщил мне о сострадании больше, чем тысяча книг, лекций или разговоров. И я всегда буду ему благодарен.
У него было искалечено тело, а у меня была травмирована душа.
Настало и для меня время учиться любить верно и глубоко.
Отдавать ближнему своему всё без остатка.
Большинство хочет быть богаче, успешнее, быть любимыми и красивыми.
А я буду всегда стремиться к одному - быть "Уродливым"...

Давайте любить братьев наших меньших...
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Femme Fatale
сообщение 29.10.2008, 11:56
Сообщение #27


Гуру
******

Группа: Патриарх
Сообщений: 889
Регистрация: 5.10.2008
Пользователь №: 11 206



Платониха

Опять замело, забуранило. Платониха свет погасила, кряхтя, на печку полезла. Теперь не часто русскую топит, дров жалеет.
- Как не жалеть? - подумала опять вслух. - Пока по конторам из-за них находишься, ноги изобьешь. А бутылок сколь выпоить надо? Шоферу, грузчикам, да опять же пилить-колоть кого-то надо искать. Снова бутылка. Ладно, одна. А пенсия-то - кого там. Эту осень хорошо, Паша помог.
Замолчал динамик.
- Двенадцать, значит, - вздохнула старуха. - Далеко еще до света.
А сна нет, хоть глаза сшивай. Слышно, как в стенку бьется ветер, будто рассердился за что-то на Платониху, хочет избенку ее растрепать.
Кот прыгнул на печку, пристроился под боком у хозяйки.
- Хоть одна живая душа. Раньше сверчки водились. Бывало, заведут свою песню, из дома беги. А сейчас бы и рада, да и сверчки перевелись...
Уже пятнадцатый год жила Платониха одна. Старик помер. Сын в большие начальники вышел, к праздникам открытки шлет. Сулился в том году приехать. Осенью хотел. Ждала-ждала, уж и картошку выкопала, стаскала ее в подпол.
Написал потом, что начальство не отпустило.
- Хоть и сам начальник, а над ним, значит, еще главнее есть, - огорчилась мать.
Написала она тогда письмо сыну. Про жизнь свою. Мол, старуха уж совсем, глаза не видят, ноги не ходят, на покой бы уж скорей. В конце еще пожаловалась, что зима вот скоро, а дровишек-то мало, боится, не хватит.
Недели через две машина к ограде подошла.
- Куда, бабуля, сгружать? - высунулся из кабины Шурка Пономарев..
Потом женщина из райсобеса на легковой подкатила. Велела Платонихе ни о чем не беспокоиться, людей пришлют, все сделают, и мол, никаких пол-литр чтоб не покупала.
Оказалось, сын, получив письмо от нее, позвонил здешнему начальству, просил помочь. Платониха все ж не утерпела, купила беленькую, а то как-то нехорошо, люди работали, а она им даже по стопке не поднесет. Шурка Пономарев, он же потом и дрова складывал, посоветовал бабке почаще сыну писать. Мол, чуть что, писульку в Москву. А здесь из штанов выпрыгнут, но все сделают.
- Да что ж я буду за каждый раз людей от делов отрывать, - не соглашалась Платониха.
... А как хотелось тогда ей, когда письмо писала, чтобы приехал сам Паша, ходил бы по избе и половицы скрипели под его тяжелыми шагами. Утром, встав потихоньку, готовила бы для него завтрак. Для себя-то уж редко когда и варить стала. Плеснет коту молока, потом себе, вот и сыты оба... Кот тоже обленился. Мышь рядом пройдет - не шелохнется, будто не по его это части.
Повернулась Платониха на правый бок. Печка почти остыла или она уж тепло не чует.
На койку б перейти, жестко на кирпичах-то, все косточки болят.
Спустила сухие ноги, стала потихоньку сползать. Нашарила лавку. Прошлепала босиком в горницу. Пол - ледяной. И постель холодная. Натянув на сухонькое тело одеяло, лежала, ожидая, когда одиночество и темнота отпустят ее.
Утром встанет, будет тихонько шлындать по избе, печку затопит. К воротам к почтовому ящику пойдет, -"Не прислал ли сыночек письмо". К колонке за водой отправится, кого, может, дорогой встретит. К соседке заглянет, поговорит. После обеда - в магазин. Дожидаясь, когда привезут во флягах молоко, во флягах оно дешевле, будет сидеть на фанерном ящике с такими же, как она, старухами, слушать жалобы на зятьев, снох, согласно кивать головой и завидовать своим товаркам, которые живут в семьях. Не шибко уж им, конечно, сладко, но все ж не так одиноко.
Прикрыла глаза Платониха, хотела своего Пашу представить. Город, освещенный огнями, какой по телевизору часто видит, представился. А Паша - нет. Сказывал, в большом доме живет. А вот какой этот дом, какой там Паша, как ни силится старуха, вообразить не может. Забеспокоилась Платониха. Что ж это такое? Лицо сына из памяти исчезло. Совсем забыла, какой он есть. Совсем обессилев, кое-как поднялась с койки, включила свет. Сняла со стены портрет в рамке, села на старую обшарпанную лавку. Вглядываясь подслеповатыми глазами, возвращала себе облик сына. Как же она забыла? Паша больше на отца походит, такой же коренастый, большерукий. А вот глаза ее, и ямочка на правой щеке тоже от нее досталась.
Не стала выключать свет, тихонько добрела до койки. Повздыхала, что совсем выстыла изба, такая же старая, как и сама хозяйка. Метель, кажется, начала утихать...

* * *
... А через три дня из большого города на большом самолете летел сын Платонихи. Потом ехал на машине и, наконец, добрался до маленькой избенки. Согнувшись, перешагнул порог, ступил на скрипучие половицы. Бабки с любопытством поглядели на него. Кто-то запричитал: "Вот и приехал, Полинушка, твой сыночек, твоя кровинушка... Что ж ты не встанешь да не приветишь своего родненького..." Ему освободили табуретку. Долго сидел, подперев щеку ладонью. Смотрел и не узнавал в этой маленькой, желтой старушке с запавшим ртом свою мать.
Почему-то вспомнилось давнее-предавнее. Он, кажется, еще и в школу не ходил. Мать тогда сильно заболела и несколько дней лежала, не поднимаясь. Пашка, приходя с улицы, забивался на печку и оттуда со страхом наблюдал за происходящим. Как-то соседка тетя Вера принесла блинов. "Может, поешь? - спросила она больную. Та помотала головой. Колька, сын тети Веры, забравшись к Пашке на печку и глядя на исходящие парком блины, шепнул: "Как твоя мамка помрет, мы эти блины слопаем". Пашка заревел и набросился на Кольку с кулаками. Тетя Вера стащила своего за шиворот с печки и, поддав ему еще подзатыльник, выпроводила за дверь.
Так ясно это все припомнилось... С раскаянием подумал о том, что мог бы приехать осенью, уже и билет был куплен. Что же тогда ему помешало? Забыл. Да и что толку вспоминать? Поздно...
Впервые собственная смерть замаячила совсем близко. Потому что не стало матери. Тихой, незаметной. А ведь он почти забыл о ней...

- ... "Что имеем - не храним, потерявши – плачем"… -
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

2 страниц V < 1 2
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 





Рейтинг@Mail.ru Интересные новости и Фотоприколы Яндекс цитирования Флэш Игры, Юмор, Приколы



- Текстовая версия Сейчас: 19.11.2017, 18:31